Сайт функционирует на базе автоматизированной системы «Типовой сайт комитета Государственной Думы Федерального собрания РФ».

Закрыть



сегодня 10 августа понедельник

Комитет Государственной Думы по

государственному строительству и

законодательству

 

Государственная Дума Федерального  Собрания Российской Федерации

Павел Крашенинников принял участие в "нулевых чтениях" законопроекта об ограничении внесудебного отобрания детей

23.07.2020

Сегодня председатель Комитета Государственной Думы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников принял участие в «нулевых чтениях» законопроекта об ограничении внесудебного отобрания детей из семьи (проект федерального закона №986679-7 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации») в Общественной палате Российской Федерации.

Общественное обсуждение законопроекта организовано Комиссией Общественной палаты РФ по демографии, защите семьи, детей и традиционных семейных ценностей. По результатам обсуждения будет подготовлено заключение Общественной палаты РФ на законопроект, с учетом поступивших мнений, предложений, рекомендаций членов Общественной палаты, общественных палат субъектов РФ, привлеченных к обсуждению общественных экспертов, в том числе членов Научно–консультативного совета при Общественной палате, научно-профессионального сообщества.

Как сообщил один из авторов обсуждаемого законопроекта Павел Крашенинников, после принятия в первом чтении законопроект будет дорабатываться с учетом прозвучавших сегодня мнений и предложений.

Он отметил, что нормы законопроекта разработаны в целях защиты семьи, создания условий для достойного воспитания детей в семье. Законопроектом предлагается передать вопрос отобрания ребенка (при непосредственной угрозе его жизни или здоровью) из компетенции органов опеки и попечительства в компетенцию суда.

Павел Крашенинников подчеркнул, что необходимо минимизировать вмешательство государства в семейную сферу. Не вызывает сомнений, что вопросы изъятия детей из семьи должны решаться в судебном порядке, а не в административном, как сейчас, когда нередко органы опеки и попечительства злоупотребляют своими полномочиями. И это должны быть исключительные меры - если происходит нарушение закона, насилие или иная угроза жизни ребенку. По действующему же порядку вмешательство органов опеки в дела семьи зачастую не имеет под собой реальной угрозы жизни или здоровью ребенка и связано с нежеланием оказать социальную поддержку многодетным семьям, семьям, нуждающимся в улучшении жилищных условий или оказавшихся в тяжелой жизненной ситуации. Сейчас в качестве оснований изъятия детей органы опеки называют отсутствие нужных продуктов питания, нехватку игрушек у ребенка, отсутствие отдельной комнаты, оставление малолетнего с бабушкой и дедушкой, братьями и сестрами, наличие синяков на теле ребенка, поступление жалоб в отношении родителей и др. Немало примеров того, когда малообеспеченные семьи обращались за денежной помощью в государственные и муниципальные органы, чем привлекали внимание органов опеки и попечительства, и становились жертвами применения статьи 77 Семейного кодекса РФ, которая позволяет этим органам немедленно отобрать ребенка.

1. Законопроектом предлагается установить, что вопрос отобрания ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью находится в компетенции суда. Заявление в суд об отобрании может быть подано органом опеки и попечительства или органом внутренних дел, получившими информацию об угрозе жизни ребенка или его здоровью.

По поводу оснований для подачи заявления в суд об отобрании ребенка необходимо отметить следующее. Условия, в которых находится ребенок, должны свидетельствовать о явной угрозе его жизни или здоровью. То есть – о реальной возможности наступления негативных последствий в виде смерти, причинения серьезного вреда его физическому или психическому здоровью вследствие поведения родителей либо иных лиц, на попечении которых ребенок находится. Речь, в частности, идет об отсутствии ухода за ребенком, отвечающего его физиологическим потребностям в соответствии с возрастом и состоянием здоровья. Например, высокая степень физического истощения ребенка и непредоставление ему в течение длительного времени воды, питания, отсутствие ухода за грудным ребенком либо оставление его на длительное время одного, без присмотра. Реальная степень опасности для ребенка должна определяться в каждом конкретном случае с учетом возраста, состояния здоровья, а также иных обстоятельств его проживания.

По законопроекту орган опеки и попечительства или орган внутренних дел, получившие сообщение о нахождении ребенка в опасной ситуации, должны немедленно проверить эти обстоятельства. И, если по их мнению такая опасность действительно существует, то передать все необходимые доказательства в суд. Суд в закрытом заседании с участием прокурора, представителя органа опеки и попечительства, родителей ребенка, самого ребенка (при возможности для него принять участие), а также при необходимости – иных заинтересованных лиц (родственников, психологов, педагогов и т.п.) решает вопрос о возможности или невозможности дальнейшего нахождения ребенка в данном месте. Здесь важен индивидуальный подход и оценка совокупности всех обстоятельств той или иной тяжелой ситуации судом.

В суде должны быть представлены и исследованы все доказательства и обоснования того, что действительно существует непосредственная угроза жизни ребенка или его здоровью. Павел Крашенинников поддержал озвученное сегодня предложение о том, чтобы установить обязательную видео-фиксацию обстоятельств, которые явились основанием для подачи заявления в суд об отобрании ребенка. Это позволит исключить злоупотребления.

Согласно законопроекту, родители вправе нанять адвоката. В этом им может быть оказана необходимая помощь. При доработке законопроекта будет обсуждаться вопрос о том, чтобы родителям предоставлялся государственный защитник (в случае, если у них нет своего адвоката). Надо обратить внимание, что по действующей процедуре наличие адвоката не предполагается в принципе – немедленное отобрание происходит вообще без санкции суда. При этом лишение или ограничение родительских прав – это другой вопрос, который будет рассматриваться в отдельном процессе. На это обращается особое внимание.

Разбирательство в закрытом судебном заседании должно обеспечивать неприкосновенность частной жизни граждан. Например, сейчас по ГПК РФ всегда в закрытых процессах рассматриваются дела, связанные с усыновлением (удочерением) ребенка. Если бы заседание было публичным, то в зале могли бы присутствовать посторонние лица, т.е. публика или СМИ. А это может негативно сказаться на состоянии ребенка, особенно если его психика и так была травмирована опасной ситуацией. Кроме того, это может повлечь разглашение информации о частной жизни.

Судебное решение может быть обжаловано в общем порядке – то есть в апелляции, кассации, и в порядке надзора.  Так, например, в соответствии со ст. 320.1 ГПК РФ решение районного суда может быть обжаловано в апелляционном порядке в верховный суд республики, краевой, областной суд, суд города федерального значения, суд автономной области, суд автономного округа. Жалоба подается в течение месяца со дня принятия решения судом первой инстанции. Поскольку судебное разбирательство будет проходить с участием прокурора, он также сможет оспорить решение суда, если посчитает, что интересы ребенка не соблюдены. Таким образом, вариантов защиты в соответствии с законопроектом становится больше, а не меньше.

2. Для исключительных случаев законопроектом предлагается сохранить внесудебный порядок отобрания ребенка - если налицо риск наступления его смерти в течение нескольких часов. Лишь при наличии указанных чрезвычайных оснований, когда промедление может привести к неминуемой гибели ребенка, орган опеки и попечительства с участием прокурора и представителя органа внутренних дел сможет произвести отобрание ребенка. То есть процедура станет коллегиальной - помимо органа опеки будет присутствовать и прокурор, и представитель органа внутренних дел.  При этом действия органа опеки могут быть оспорены родителями.

Сейчас же решения об изъятии принимаются органами опеки и попечительства самостоятельно, по их усмотрению, без учета мнения родителей, прокурора, органа внутренних дел, психолога, иных заинтересованных лиц. Прокурор лишь уведомляется, он не присутствует на месте и не может непосредственно оценить ситуацию, в которой находится ребенок.

Предлагаемая законопроектом процедура изъятия – не новая. В семейном законодательстве СССР (Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о браке и семье 1968 года, Кодекс о браке и семье РСФСР 1969 года) также была установлена судебная процедура отобрания детей, если ребенок находился в опасности. А в исключительных случаях, при непосредственной угрозе жизни и здоровью ребенка, орган опеки и попечительства мог самостоятельно принять решение о немедленном отобрании ребенка, лишь уведомив прокурора и обратившись впоследствии в недельный срок с иском в суд о лишении родительских прав. Похожую процедуру предлагается закрепить обсуждаемым законопроектом, но еще больше ограничив усмотрение опеки.

Написать об этом в Вконтакте Написать об этом в Facebook Написать об этом в Twitter Написать об этом в LiveJournal
Наверх